Заглянуть за горизонт.

 

В наш порт заходили корабли под чужими флагами и от этих кораблей пахло чем то другим, недоступным. 

 

 

Тогда я очень долго вглядывался в линию горизонта, я знал что там за горизонтом находится далёкие и недоступные страны, но я с такой силой вглядывался вдаль что через некоторое время мне начиналась казаться будто бы я вижу города, вижу улицы, вижу людей на этих улицах. В моём городе все улицы ведут к морю, и вот туда к этому самому морю я приходил чтобы побыть наедине со своими мыслями. Это потом спустя годы я осознал, что это была необходимость , ненадолго уйти от людей и окунуться в пространство и шум волн. 

В наш порт заходили корабли под чужими флагами, от этих кораблей пахло чем-то другим и недоступным, люди которые сходили по тропам этих кораблей были жителями недоступных вселенных. Иногда рассматривая карту мира, я удивлялся, что совсем рядом от города Сочи находятся такие странны как Турция, Италия, Греция, но они были недоступны и шансов прикоснуться к этим странам не было никаких, во всяком случае так мне казалось. 

Будучи мальчишкой я ещё не знал, что если чего то очень сильно хотеть, оно обязательно сбудется. И вы знаете оно сбылось. Когда в 1984 году на военном сборном пункте в Краснодаре товарищ в погонах спросил, хочу ли я служить в Германии, ответ у меня уже был готов. Правда это оказалось совсем не то заграница о которой я читал в книгах.

Хрена там кокетничать, это было поганое место, отношения между военнослужащими, бытовые условия, нахождение за колючей проволокой, постепенно превращали людей в некие безразличные и равнодушные существа, так что будучи за границей, эту самую «заграницу» я так и не увидел.

Зато потом по возвращении понеслось и поехало, одна сторона сменяла другую, союз рушился, железный занавес разлетелся в клочья, у меня одновременно было 5 заграничных паспортов, тогда закон позволяла это. Приезжая из одной стороны я тут же уезжал в другую, поездки совершались под видом бизнеса, это потом спустя годы я осознал что у меня была необходимость увидеть, «а что же там за горизонтом» и разобраться со своими детскими мечтами.

Я до одури ходил по чужим городам и по чужим улицам, часами всматривался витрины магазинов, смотрел на людей и ловил чужие запахи. Эти поездки не были богатыми, на учёте была каждая копейка, но тем не менее я пересек линию горизонта и теперь с жадностью поглощал всё увиденное. Интересовало всё, как одеты люди, на каких машинах они ездят, как выглядят их дома и прочее прочее прочее. Потом когда появились деньги, загранпоездки стали более респектабельными, я уже мог позволить себе покупать то что лежало в витринах, передвигаться на арендованных машинах и лениво сквозь очки смотреть на разные Адриатики, Средиземные моря, Персидские заливы и прочую экзотическую хренатень.

Постепенно внешняя картинка переставала волновать, приходило осознание, что дорогие часы и чужие страны не делают тебя более счастливым, вожделенная радость от обладания вещами и странами скоротечна и всегда требует увеличения дозы. Стала появляется необходимость разобраться с самим собой, а вот это оказалось гораздо сложнее чем покорить чужие страны. И постепенно стало приходить понимание того, что горизонты находятся внутри нас и от нас самих зависит сумеем ли мы убрать пограничников из своей жизни и вырваться за красные флажки. Удивительное дело, когда-то вожделенные страны стали подергиваться туманом, желание бывать там ушло в прошлое, и о чудо, пришло осознание того, на какой земле и в каком городе мы живем.

Я по-прежнему прихожу на берег с самого синего в мире моря и по-прежнему вглядываюсь в далекую даль и мысли по-прежнему кружатся в моей голове, но сегодня это совершенно другие мысли, сегодня я по-прежнему вглядываюсь в горизонты, но это уже совершенно другие горизонты, те самые которые находятся во мне самом.
 
 

Рекомендуем к прочтению

А может и хорошо, что с Украиной так получилось?

Общего ничего не замечаете?

Была такая страна УКраина?

 

Артур Сергеенко.

Записки фронтового свадебного видеооператора